Французский средний танк «В–1»

фото

В январе 1921 года комиссия под председательством начальника Генерального штаба генерала Бюа определила параметры этой боевой машины. Её разработку поручили отцу французских танков генералу Этьену, который был председателем технической секции генерального штаба. К проектированию Этьен привлёк конструкторов 5 фирм уже знакомых с танковым производством: «SRB» (Шнайдер-Рено тип В), «FAMH» (Металлургические и сталелитейные заводы Флота и Омекурта), «FCM» (Металлургические заводы и верфи Средиземноморья), SRA (Шнайдер-Рено тип А) и «Delauney-Belle-Ville» (Делоно-Бельвиль). К маю 1924 года были готовы 5 прототипов.

Несмотря на одно и тоже техническое задание, конструкции этих машин были различны. Так «Делоно-Бельвиль», представили увеличенный «Рено FT», «FAMH» использовал ходовую часть танков «Сен-Шамон», «FCM» тяжёлого танка «2С», и прототипы SRA и SRВ были оригинальной конструкции. Вооружение танков состояло из 75-мм пушки в корпусе (у SRВ – калибра 47-мм) и 2 пулемёта в башне. Испытания прототипов позволили уточнить параметры боевого танка, и в январе 1926 года фирмы «FAMH», «FCM» и «Рено» получили заказ на изготовление нового образца. Технические требования определяли массу танка в 15 тонн, вооружение – 47-мм, или 75-мм пушка, размещённая в корпусе, толщину брони до 40 мм.

Однако из-за сокращения кредитов на закупку нового вооружения работы шли медленно, и первый прототип фирмы «Рено» был готов лишь в январе 1929 года, а из-за ряда недоработок его испытания начались только в апреле 1930 года. Этот образец названный №101, весил 24,75 тонн, имел максимальную броню 35 мм, его вооружение состояло из 75-мм пушки «Сен-Шамон», 2 пулемётов в корпусе и 2 пулемётов в башне. Авиационный двигатель мощностью 180 л.с. позволял танку развивать максимальную скорость в 28 км/ч. Проведённые испытания выявили у №101 множество недоработок, особенно в системе наводки 75-мм пушки: её наведение на цель осуществлялось поворотом всего танка, из-за чего возникали неполадки в механической связи между прицелом, пушкой и самой машиной. Эта связь осуществлялась при помощи специального устройства, названного «Недэр», которое впервые было установлено на танке, что создавало множество проблем в его применении.

В июле 1930 года была принята новая программа моторизации французских вооружённых сил, которая предусматривала и модернизацию боевого танка. Так, предполагалась довести толщину брони до 40 мм, усилить вооружение за счёт дополнительного 47-мм орудия заменить 75-мм пушку «Сен-Шамона» более мощной 75-мм пушкой «Шнейдера», а так же увеличить мощность двигателя. Поэтому в сентябре 1931 года, согласно новым требованиям, было изготовлено 2 новых прототипа №102 и №103. С декабря 1931 года все 3 прототипа участвовали в различных испытаниях и маневрах, на основании которых в конструкцию танков внесли много изменений. Так была окончательно принята башня «АРХ-1» с 47-мм пушкой «SA-34» и 7,5-мм пулемётом, убран 1 пулемёт в корпусе, установлен новый двигатель, были внесены изменения в систему «Недэр», средства наблюдения и связи. В таком виде после устранения выявленных недостатков в марте 1934 года танк был принят на вооружение под индексом «Char B-1». На серийном танке устанавливали стандартную башню «АРХ-1» с 47-мм пушкой и пулемётом. Однако ввиду незначительности выделенных кредитов к 29 апреля 1935 года было заказано только 35 этих боевых машин, что соответствовало вооружению одного батальона.

Танки «В-1» имели подвеску типа «Holt», модернизированную на фирме «FCM», а размещённая в корпусе 75-мм пушка оснащалась гидравлической стабилизацией типа «Naeder». Кроме того, танк имел самогерметизирующиеся топливные баки, противопожарные переборки и бортовой гирокомпас. Эвакуационный люк в днище танка мог так же использоваться для выбрасывания стреляных гильз.

К июню 1937 года заказ выполнен, а 28 января 1938 года, первый батальон танков «В-1» начал нести боевую службу.

Одновременно с изготовлением первой серии новых танков шла работа по повышению из боевых качеств. Так ещё в 1936 году на прототипах №102 и №103 испытывали новую башню «АХР-4» с более мощной 47-мм пушкой «SA-35». В том же году последовал первый заказ на 70 танков улучшенной конструкции, получивших обозначение «B-1bis» (bis – второй).

По своим характеристикам «Char-B» превосходил все существовавшие в то время французские танки. Броня толщиной от 20 до 60 мм выдерживала попадания бронебойных снарядов различных калибров. Все достоинства танка были куплены за счёт скорости, которая не превышала 30 км/ч. Французы рассудили что вести прицельный огонь на полном ходу танк не может, поэтому прежде чем сделать выстрел танк должен если не остановиться, то по крайней мере замедлить ход. В свою очередь остановка делает танк лёгкой мишенью для противника. Поэтому было решено сделать танк, несущий тяжёлую броню, но не способный развивать большую скорость. Подобная теория получила большое распространение среди французских танкостроителей и воплотилась во многих моделях французских танков, которые были хорошо вооружены и защищены, но имели очень скромную скорость.

Из за недостаточных государственных субсидий выпуск танков «В-1» продвигался очень медленно и первый отряд этих танков, насчитывающий 3 машины, был сформирован лишь в 1934 году. Танк «В-1» получил усиленную до 70 мм броню, поэтому масса танка возросла до 34 тонн – так появился танк «Char B-1bis». В июне-июле 1937 года завершилось формирование первого батальона танков «В-1». Батальону присвоили номер 37. в марте 1938 года появился 2й батальон танков «В-1», получивший номер 15.

Основным вариантом танков «В-1» была модификация «Char B-1bis». В отличие от «В-1», модифицированные танки несли более толстую броню до 50 мм и новую башню типа «АПХ-4». Планировалось в будущем установить на эти танки двигатели мощностью 184 кВт (250 л.с.), а в дальнейшем и 221 кВт (307 л.с.). Машины последних производственных серий оснащался дополнительными бензобаками конструкции фирм «ARL» и «FCM». Танки «Char B-1bis» выпускались несколькими производителями: «Renault», «FAMH», «Sain-Chamond», «Schneider», «FCM». В 1939 году к выпуску присоединились фирмы «AMX» и «ARL». Масса танка «Char B-1bis» достигала 32 тонн, однако управление им при помощи штурвала с гидроусилителем было лёгким, а подвеска опорных катков на спиральных и пластинчатых рессорах обеспечивала лёгкость хода машины. Экипаж «B-1bis», как и у «В-1», состоял из 4 человек, что при столь различном вооружении было явно недостаточно. Поэтому, как и в других французских танках того времени, члены экипажа совмещали обязанности. Водитель был наводчиком по горизонтали 75-мм пушки, командир наводчиком и заряжающим 47-мм орудия в башне, наводчик 75-мм пушки по вертикали был одновременно и её заряжающим и подавал снаряды к башенному орудию. И лишь радист был только радистом.

Танки «В-1 ter» представляли собой дальнейшее развитие линии «В-1». Первые проектные работы над этой модификацией начали в 1935 году, а в 1937 году был изготовлен опытный образец танка «В-1 ter» (ter – третий), предназначенный заменить в производстве «B-1bis». На прототипе был установлен новый 12ти цилиндровый двигатель «Renault» мощностью 294 кВт (400 л.с.), усовершенствованные приборы наблюдения и средств связи. На серийные машины «В-1 ter» ставили более скромный двигатель мощностью 228 кВт (310 л.с.). 75-мм пушка получила горизонтальный сектор обстрела 5 градусов влево и 10 градусов вправо. Масса танка – 36 тонн, экипаж – 5 человек, вооружение осталось прежним. Всего было построено 5 танков «В-1 ter». По сравнению с «B-1bis», этот танк был дешевле и значительно технологичнее, что в перспективе позволяло быстро развернуть его серийное производство. В мае 1940 года, после длительных испытаний и улучшений конструкции, производство «В-1 ter» передали на заводы АРХ, FCM и Fives-Lile. К июлю было закончено изготовление первых 3 образцов, которые пытались эвакуировать на корабле. Однако судно затонуло. Тем временем разворачивалось производство «B-1bis», которое курировал генерал Лавирот. Танки строились на заводах 5 фирм – «Рено», «Schneider», «FCM», «FAMH», «АРХ». До прекращения производства 15 июня 1940 года они изготовили 403 танка «В-1» и «B-1bis», из них: «Рено» – 182, «АРХ» – 47, «Шнейдер» – 32, «FAMH» – 70, «FCM» – 72.

«В – 1» — первый серийный вариант. Корпус клёпаный, броня до 40 мм. Литая башня «АРХ-1» с 47-мм пушкой «SA-34», 75-мм пушка с длиной ствола 17,1 калибра в лобовом листе корпуса, 4 пулемёта. Двигатель «Renault» мощностью 180 л.с. боевая масса 28 тонн, скорость хода 26 км/ч. Изготовлено 35 единиц.

«B – 1 bis» — основной серийный вариант. Литая башня «АРХ-4», угол возвышения 75-мм пушки + 25 градусов, склонения – 15 градусов.

«B – 1 ter» – двигатель мощностью 310 л.с., новая коробка передач типа «BDR». 75-мм пушка имела горизонтальные углы наведения (без поворота танка) 5 градусов влево и 10 градусов вправо. Боевая масса 36 тонн, экипаж 5 человек. Изготовлено 5 единиц.

Начиная с 1936 года танки «В-1» поступили на укомплектование отдельных батальонов боевых танков – Bataillon de chars de combat (BCC), каждый из которых включал 3 танковых роты (всего 34 танка «В-1»). В это же время было принято решение о формировании 2-х кирасирских дивизий (division cuirasses), сокращённо – DCR. По составу эти дивизии фактически являлись танковыми – каждая должна была иметь по 6 батальонов танков «В-1». Однако из-за отсутствия необходимого числа боевых машин и медленного выполнения заказов заводами промышленности, осуществить это не удалось. К моменту объявления мобилизации 2 сентября 1939 года французская армия располагала 4-мя батальонами танков «В-1»: 8-м ВСС, 15-м ВСС, 28-м ВСС и 37-м ВСС (последний имел танки «В-1», остальные «B-1bis»). В ходе «странной войны» весной 1940 года к ним добавилось ещё 4: 41-й, 46-й, 47-й и 49-й ВСС. В декабре 1939 года французское командование вновь приступило к формированию кирасирских дивизий, состоящих из полубригады танков «В-1» (2 батальона, 69 машин) и полубригады танков «Н-39» (во французской литературе эти дивизии чаще именуются бронетанковыми). К 16 января 1940 года были сформированы 1-я и 2-я DCR, 20 марта 3-я DCR и 15 мая 4-я DCR. На укомплектование этих дивизий пошли все имеющиеся батальоны танков «В-1»: 1-я DCR – 28-й и 37-й ВСС (1-я полубригада), 2-я DCR – 8-й и 15-й ВСС (2-я полубригада), 3-я DCR – 41-й и 19-й ВСС (5-я полубригада), 4-я DCR – 46-й и 47-й ВСС (6-я полубригада). Кроме того, весной 1940 года формируются отдельные роты боевых танков – «Compagnie autonomes de chars de combat» (САСС) причём 347-я рота имела 14 танков «B-1bis», а по 10 машин, прибывших прямо с завода, получили 348-я, 349-я и 352-я роты. С момента поступления в войска танки В получали номера и собственные названия. Обычно в одном батальоне название танков соответствовали одной тематике: 37-й ВСС (танки «В-1» №101 – 135) – названия французских провинций; 15-й ВСС (танки «B-1bis» №201 – 235) – названия французских провинций, колоний и городов; 8-й ВСС (танки «B-1bis» №236 – 270) – названия военных кораблей французского флота; 28-й ВСС (танки «B-1bis» №271 – 305) – названия городов французских колоний; 41-й и 49-й ВСС (танки «B-1bis» №306 – 345) – названия французских рек, (танки «B-1bis» №346 – 375) – названия французских вин, (танки «B-1bis» №376 – 387) – места сражений 1-й мировой войны; 46-й и 47-й ВСС (танки «B-1bis» №388 – 410) – места сражений 1-й мировой войны, (танки «B-1bis» №411 – 431) – имена французских военачальников.

Танки «В-1» хорошо зарекомендовали себя во время боёв на французском фронте в мае-июне 1940 года. Они заслужили себе репутацию неуязвимых – ни одна немецкая танковая и противотанковая пушка не могла пробить их брони. Тем не менее, эффективность боевых действий подразделений танков «B-1bis» (как, впрочем, и у остальных танковых подразделений французов) была очень низкой. Ведь неожиданный прорыв немецких танковых частей в обход «линии Мажино» вызвал во французской армии неразбериху и панику. Растерянность командования, отсутствие точных сведений о противнике, приказы, противоречащие один другому, нарушенная система снабжения и связи войск это никак не способствовало успешному выполнению боевых задач. В общем, положение, в котором оказалась французская армия, в мае 1940 года было точно таким же, в котором оказалась Красная Армия в июне 1941 года.

Находясь в стадии формирования в момент немецкого нападения, 4 французские бронетанковые дивизии не были готовы к бою. Подразделения ещё не были сколочены, штабы не сработались, в частях не хватало тягачей, вспомогательных машин, артиллерии и радиостанций. Во время кампании 1940 года судьба французских бронетанковых дивизий сложилась по-разному. Но за исключением 1-й DCR, почти полностью погибшей в первую неделю боёв, остальные сражались до перемирия. 1-я и 3-я DCR действовали на восточном участке бреши, проделанной танковыми дивизиями Гудериана, а 2-я и 4-я DCR – на западном участке фронта в районе Аббевиля и Лаона. Кстати 4-й DCR командовал полковник Шарль де Голь, впоследствии генерал, лидер сопротивления и президент Франции. Его дивизия единственная из всех сумела нанести войскам Гудериана чувствительный контрудар, продвинувшись вперёд на 20 километров (кстати, по воспоминаниям подчинённых, из всех типов танков де Голь отдавал предпочтение танкам «B-1bis»). Причина этого была весьма прозаической – при своём почти 2-метровом росте в этой машине де Голь, чувствовал себя наиболее комфортно. Однако успех 4-й DCR был лишь частным успехом, никак не повлиявшим на ход кампании. Поэтому действия танков «В-1» рассмотрим на примерах 2-й и 3-й DCR, действия которых наиболее характерно показывают обстановку того времени.

Так 16 мая 1940 года танки «B-1bis» 41-го ВСС, 3-й DCR получили задачу атаковать город Стон. Атаку возглавлял командир батальона капитан Малагути: «эта атака была проведена в наилучших условиях, как на маневрах. Она велась быстро и минут 20 спустя, уничтожив множество немецкой пехоты – очень хороших бойцов – мы захватили Стон». На северо-западной окраине танк Малагути неожиданно столкнулся с немецкой танковой колонной, стоявшей на шоссе. Не задумываясь, он открыл огонь с 30 метров. С другой стороны шоссе в это время подошёл «B-1bis» капитана Биллота и в течении 15 минут, 13 немецких танков (2 – «Т-4» и 11 – «Т-3») были уничтожены. Но героизм отдельных экипажей не мог переломить хода компании. В последующих тяжёлых боях 23 мая – 5 июня, 3-я бронетанковая дивизия сумела остановить немцев, наступающих от Седана. Однако потери французов были огромны – более 50% танков. К этому времени оставшиеся в строю 36 машин «B-1bis» были сведены в один батальон, который к 12 июня насчитывал в строю 15 танков. В этот день они были брошены в бой в районе Шалон-на-Марне, поддерживая части 14-й пехотной дивизии. Командир батальона капитан Малагути впоследствии дал подробный отчёт об этом трагическом финале, эти 15 танков «B-1bis» оставались одни в течении 7 часов, далеко от всех… В 19 часов, когда группа пыталась пробиваться на юг к Ваденей, она попала в настоящую артиллерийскую западню – более 50 орудий и танков на километр фронта – и после 45 минут боя группа была уничтожена, большая часть танков разбита, а сильно поредевшие экипажи взяты в плен. В тот же день последний танк «B-1bis» 3-й DCR (№387 «Beni Snassen») был разбит на мосту Поньи. В этом бою французская машина подбила 4 немецких танка.

В первые недели боёв 2-я DCR практически не существовала как единая воинская часть. Она была расчленена передвижениями по железной дороге, танки бросались в бой по мере прибытия, противоречивые приказы следовали один за другим до 20 мая, когда дивизия была выведена в тыл для переформирования. Так 15 мая 1940 года «B-1bis» 8-го ВСС 2-й DCR получили задачу – отбросить немецкие танки, прорвавшиеся в районе Марль-Маккорне. К 11 часам утра 16 мая после ночного марша танки «B-1bis» остались без горючего. К 13-30 они прибыли в Берланкуре, где удалось заправиться только к 17-30, так как на все танки нашёлся только один ручной насос. Ночью машины двинулись дальше, но, не имея карт, потеряли дорогу и друг друга. Утром 17 мая несколько танков наткнулось на немецкие части и были подбиты, а несколько «B-1bis» были брошены экипажами из-за отсутствия горючего. В полдень 18 мая 2 «B-1bis» (№204 «Tunisie» и №265«Mistral») вошли в Ландерси, где неожиданно встретили стоявшую на отдыхе немецкую часть. В результате скоротечного боя 2 французских танка уничтожили несколько грузовиков, БРА и орудий и отошли к Орсу. Во время этого столкновения «Tunisie» получил 8 попаданий 75-мм и 27 попаданий 37 – 50-мм пушек, но остался в строю. Вечером того же 18 мая взвод «B-1bis» №205 «Indochine», №215 «Savoie» и №224 «Besancon» был направлен на патрулирование в район Базюэля. На южной окраине Буа-а-Эвек танки попали под огонь французской артиллерии, принявшей их за немецкие машины. В результате «Indochine» был разбит, а «Savoie» и «Besancon» сильно повреждены и на следующий день брошены. В это же время танки «B-1bis» 15-го ВСС 2-й DCR использовались для охраны мостов через реки и каналы и патрулирования. В результате часть машин поломалась и была брошена, часть уничтожена артиллерией и авиацией немцев. В итоге к 20 мая 1940 года во 2-й DCR из 68 «B-1bis» было потеряно 55 машин, 8 осталось на ходу и 5 в ремонте.

Во время боёв танки «B-1bis» показали себя с самой лучшей стороны. Неприхотливые и надёжные, лёгкие в управлении, при правильном использовании они могли быть грозным противником немецким «Панцерваффе»: Однако большая часть их была безграмотно потеряна. Французское командование не сумело реализовать весь потенциал этих боевых машин.

После окупации Франции немцы вернули в строй 161 танк «B-1bis», которые получили в вермахте обозначение «B-2 740(f)». На большинстве машин сохранили штатное вооружение, но установили немецкие радиостанции, а командирскую башенку заменили простым люком с 2-створчатой крышкой. С нескольких танков сняли башни и демонтировали всё вооружение. В таком виде их использовали для обучения механиков-водителей.

Часть из них переделали в тягачи, часть подвергли модернизации. Так в марте 1941 года фирма «Rheinmetall-Borsig» в Дюссельдорфе 16 из них переделали в 105-мм САУ. С танков демонтировали всё вооружение и смонтировали 20 мм броневую рубку со 105-мм гаубицей leFH-18. На совещании у Гитлера 26 мая 1941 года обсуждалась возможность вооружения огнемётами трофейных танков «В-2». Фюрер распорядился сформировать 2 роты, укомплектованные такими машинами.

А 16 апреля 1941 года фирма «Deimler-Benz» получила задание на установку в танки «B-1bis» огнемёта (Flammpanzer), разработанного фирмой «Wegmann» в Касселе. 31 мая 1941 года было проведено первое испытание. Огнемётная установка монтировалась вместо 75-мм орудия в корпусе машины. Дальность огнеметания составляла 40 – 45 метров, запас огнесмеси на 200 выстрелов хранился в броневом баке на корме танка. Всего в 1941 – 42 годах, таким образом, было переделано 60 танков «B-1bis». На первые 24 «В-2» установили огнемёты той же системы, что и на немецких «Pz.II (F)», работавших на сжатом азоте. Огнемёт располагался внутри корпуса, на месте снятой 75-мм пушки. Все танки направили в 10-й батальон, сформированный к 20 июня 1941 года. В его состав вошли 2 роты, в каждой, кроме 12 огнемётных машин, имелось по 3 танка поддержки (линейные «В-2», вооружённые 75-мм пушкой). 102-й батальон прибыл на восточный фронт уже 23 июня 1941 года и был подчинён штабу 17-й армии, дивизии которой штурмовали Перемышльский укреплённый район. 24 июня 1941 года батальон поддерживал наступление 24-й пехотной дивизии. 26 июня атаки были продолжены, но на этот раз совместно с 296-й пехотной дивизией. 29 июня при участии огнемётных танков начался штурм советских дотов. Донесение командира 2-го батальона 520-го пехотного полка позволяет восстановить картину боя. Вечером 28 июня 102-й батальон огнемётных танков вышел на указанные исходные позиции. На звук танковых двигателей противник открыл огонь из пушек и пулемётов, но потерь не было. С задержкой, вызванной густым туманом, в 5-55 29 июня «8,8-cm Flak» открыли огонь прямой наводкой по амбразурам дотов. Зенитчики вели огонь до 7-04, когда большинство амбразур было поражено и замолчало. По зелёной ракете 102-й батальон огнемётных танков перешёл в атаку в 7-05. Инженерные подразделения сопровождали танки. Их задачей было установить фугасные заряды под оборонительные укрепления противника. Когда некоторые доты открыли огонь, сапёры были вынуждены укрыться в противотанковом рву. 88-мм зенитки и другие виды тяжёлого вооружения открыли ответный огонь. Сапёры смогли достичь назначенных целей, заложить и подорвать фугасные заряды. Доты были сильно повреждены огнём 88-мм орудий и вели стрельбу, только периодически. Огнемётные танки смогли приблизиться к дотам почти вплотную, но защитники укреплений оказывали отчаянное сопротивление, подбив два из них, из 76-мм пушки. Обе машины сгорели, но экипажи успели их покинуть. Огнемётным танкам так и не удалось поразить доты, так как горючая смесь не могла проникнуть внутрь, сквозь шаровые установки. Защитники укреплений продолжали вести огонь. 30 июня 102-й батальон передали в непосредственное подчинение штаба 17-й армии, а 27 июля он был расформирован. Дальнейшее развитие немецких танковых огнемётов происходило с использованием всё тех же «Pz.B.2». Для новых образцов вооружения использовали насос, действовавший от двигателя «J-10». Эти огнемёты имели дальность стрельбы до 45 метров, запас горючей смеси позволял производить 200 выстрелов. Их установили на прежнем месте – в корпусе. Резервуар с горючей смесью размещался сзади на броне. На фирме «Даймлер-Бенц» разработали схему улучшения бронирования танка, на фирме «Небе» – огнемёт, а на фирме «Вегман» производили окончательную сборку. Планировалось переоборудовать таким образом 10 танков «В-2» в декабре 1941 года и следующие 10 января 1942 года. В действительности же выпуск огнемётных машин проходил гораздо медленнее, хотя 5 единиц и было готово уже в ноябре, но в декабре удалось изготовить только 3, в марте 1942 года ещё 3, в апреле – 2, в мае – 3 и наконец, в июне – последние 4. о дальнейшем ходе работ неизвестно, поскольку заказ на переделку направили французским предприятиям. Всего же в 1941 – 42 годах изготовили около 60 огнемётных танков «B-2 (Fl)». Вместе с другими «В-2» они состояли на вооружении довольно многих частей немецкой армии.

В танковых частях первые танки «В-2» получили седьмые роты 201-го и 202-го танковых полков («Pz.Rgt.201» и «Pz.Rgt.202») в 1941 года. Чуть позже «В-2» поступили на вооружение первых рот 213-го, 223-го и 224-го танковых батальонов (PzAbt.213, PzAbt.223, PzAbt.224). Первый из них дислоцировался во Франции, второй в Нидерландах, а третий действовал в Крыму в 1943 году. Так, например, по состоянию на 31 мая 1943 года в 223-м танковом батальоне имелось 16 «В-2» (из них 12 огнемётные); в 213-м танковом батальоне – 36 танков «В-2» (10 из них огнемётные); в горнострелковой дивизии СС «Принц Евгений» – 17 танков «B-2» и «B-2 (Fl)».

Кроме этого, танками «В-2» укомплектовали 2 роты 100-го танкового полка (Pz.Rgt.100) во Франции и роту 7-го танкового батальона СС (SS Pz.Rgt.7) на Балканах. По состоянию на 31 мая 1943 года в 100-й танковой бригаде – 34 танка «В-2» (24 из них огнемётные). «В-2» использовались в вермахте до конца войны, особенно в войсках, расположенных на территории Франции. В феврале 1945 года они ещё имели около 40 таких танков. Трофейные машины «В-2» использовались частями французских внутренних сил (FFI) в конце 1944 и начале 1945 года. Например, 19 таких танков входило в состав 13-го драгунского полка (13 Regiment de Dragons), сформированного 7 октября 1944 года. В январе – апреле 1945 года эти танки участвовали в боях по ликвидации группировки немецких войск в районе Руайана.

В настоящее время сохранилось 5 экземпляров танка «B-1bis»: в Королевском танковом музее в Бовингтоне (Великобритания), в танковом музее в Самюре (Франция), на территории воинской части в Жиене (Франция) в качестве памятника в Мурмалоке и «В-1», переделанный после войны в трал и находящийся как памятник в одном из парков Франции.


ТТХ «B-1bis»

Экипаж – 4 человека.

Боевая масса – 32 тонны.

Длинна – 6530 мм.

Ширина – 2500 мм.

Высота – 2790 мм.

Клиренс – 450 мм.

Бронирование:

лоб корпуса – 60 мм.

борт корпуса – 60 мм.

корма корпуса – 55 мм.

крыша корпуса – 25 мм.

днище корпуса – 20 мм.

башня – 56 мм.

Вооружение: 1Х75-мм пушка «SA-35 L/17.1» с боекомплектом 74 выстрела, размещённая в передней части корпуса (угол склонения возвышения от – 15 до + 25 градусов), 1Х47-мм пушка «SA-35/L-34» с боекомплектом 50 выстрелов, размещённая во вращающейся башне (угол склонения / возвышения от – 18 до + 18 градусов), 2Х7,5-мм пулемёта «Chatellerault-1931г.» с боекомплектом 5100 патронов.

Силовая установка – 4-тактный, 6-цилиндровый, рядный, карбюраторный двигатель жидкостного охлаждения «Renault» мощностью 307 л.с., при 1900 об/мин с рабочим объёмом 16500 см.куб.

Трансмиссия – 5-скоростная коробка передач, дифференциал.

Ходовая часть – 16 опорных катков на борт, 12 из которых сблокированы в 3 тележки (по 4 катка в каждой), подвешенные на спиральных рессорах, 3 катка собраны в тележку, расположенную впереди, один каток сзади имел собственную рессору; ведущее колесо заднего расположения, в каждой гусенице 53 трака шириной 500 мм.

Максимальная скорость – 28 км/ч.

Запас хода по шоссе – 150 километров.

Преодолеваемый брод – 1,5 метра.

Преодолеваемый склон – 50 градусов.

Преодолеваемая стена – 0,93 метра.

Преодолеваемый ров – 2,75 метра.

Средства связи – радиостанция ER-29 (ER-51, ER-55).

перепечатка текста: РОО «Академия русской символики МАРС»

Новостной портал

You'll be redirected in about 5 secs. If not, click here.