Сербия в войне 1914—1918 годов

В период длительной подготовки к пер­вой мировой империалистической войне Сербия привлекала особое внимание цен­тральных держав. Она была центром притяжения для угнетенного сербского, хорватского, и словенского населения Австро-Венгрии, и этого было достаточно, чтобы правительство Австро-Венгрии стремилось к уничтожению: Сербии, как самостоятель­ного государства. Кроме того для цен­тральных держав Сербия являлась препят­ствием на пути ж продвижению на Балка­ны и Ближний Восток, особенно после балканских войн, когда Сербия получила Ново-Базарский санджак и оказалась на путях, ведущих в Константинополь я Са­лоники.

Накануне первой мировой империали­стической  войны внутриполитическое по­ложение к Сербии резко обострилось вследствие конфликта между правящей партией радикалов и военными кругами в лице их организации «Черная рута». Радикальная партия, отражавшая инте­ресы влиятельной, хотя и немногочислен­ной сербской буржуазии, ставила себе основной задачей создание «Великой Сер­бии» — национального сербского» государ­ства, объединяющего в своих границах.  Многомиллионное славянское население— сербов, хорватов, словенцев, живших в Австро-Венгрии, Турции и Черногории. Эту задачу они считали осуществимой лишь при условии распадения Австро-Венгрии и отчасти Турции и только при помощи Рос­сии. Поэтому руководящей нитью внешней политики радикалов была ориентация на Россию.

По существу, ту же задачу ставила пе­ред собой и Офицерская организация «Чер­ная рука», в состав которой входили офи­церы гвардии, генерального штаба, круп­ные чиновники. Первый пункт устава этой организации гласил: «Общество организуется с целью осуществления нацио­нального идеала,— объединения всех -сер­бов!». Обществе «Черная рука» носило строго конспиративный характер и. для осуществления своих целей считало воз­можным использовать и индивидуальный террор.

В народной скупщине сербский парла­мент создался оппозиционный блок, воз­главляемый партией напредняков (прогрес­систов), ориентировавшихся на Австрию. Обструкция, чинимая оппозицией, вызвала отставку кабинета 2 июня 1914 года. Но оппозиция не сумела образовать правительства, и бывшему  примеру Пашечу 11 ию­ня было снова поручено образовать каби­нет. Он сформировал его в прежнем соста­ве Королевским указом от 24  июня  скупщина  была распущена и на 14 августа назначены новые выборы. В тот же день, 24 июня, король Петр устранился временно от власти, передав управление престолонаследнику королевичу Александру, ко­торый был тесно связан с военными кру­гами.

28 июня агентами «Черной руки» в Сараево (в Боснии) был убит эрцгерцог Франц-Фердинанд.

Известие о сараевском убийстве застало Сербию в разгаре предвыборной кампании и произвело огромное впечатление. По всей стране говорилось только об этом событии и о его возможных последствиях для Сер­бии. Быстро стало известно, что организа­торы этого акта были связаны с сербским офицерством, что они принадлежали к организации  «Черная рука».

Убитый эрцгерцог Фердинанд был осо­бенно ненавистен сербской правящей бур­жуазии и националистическим; организа­циям потому, что он выдвигал идею превращения Австрийской монархии из дуалистической в триалистическую, в  ко­торой южные Славяне во главе с хорватами должны были получить те же права, что и венгры. Это оторвало бы славян, входивших в состав Австро-Венгрии, от Сербии, усилило бы национальный щит сербского народа, а также разрушило бы мечту сербской  буржуазии о создании «Великой Сербии».

Происходившая в Сербии избирательная кампания в народную скупщину была сра­зу отодвинута на задний план, а затем вы­боры были отменены. Положение стало еще более напряженным, когда австрийские войска начали сосредоточиваться на сербские граници в Боснии, где проводились маневры. Сербский народ, не успел еще отдохнуть от двух последних балканских войн. Правительство Пашича, равно как и большая часть буржуазии, в данный мо­мент боялись войны. Австро-венгерское  правительство использовало провокационное покушение «Черной  руки»  как предлог для давно задуманного нападения; на, Сер­бию с целью разрушить этот «балканский Пьемонт». 25 июля, в 6 часов вечера, австро-венгерский посланник барон Гизель передал сербскому правительству ноту с требованием ответа в 48 часов.

Нота содержала следующие требования: сербское правительство обязано запретить печать, направленную против Австро-Венгрии, распустить организацию «Народная одбрана», изъять из школ все то, что может служить для пропаганды) против Австро-Венгрии, удалить из армии и уч­реждении людей, виновные в деятельности, направленной против Австро-Венгрии, произвести вместе с представителям австро-венгерского правительства судебное расследование против участников заговора, находящиеся на сербской территории, и т. д. Принятие этой ноты означало бы полную потерю независимости Сербии.

Сербское правительство стало срочно го­товиться к войне. Премьер-министр и ми­нистр иностранных дел сербского прави­тельства. Пашич снесся с представителем Тройственного соглашения, а престоло­наследник и регент Александр послал те­леграмму русскому царю Николаю II с просьбой о защите Сербии.

12 июля  Сербия  объявила  мобилизацию. Правительство с казной и дипломатическим  корпусам переехало из Белграда в  Ниш. На 27 июля быт назначен созыв на­родной скупщины.

Ответ на австрийскую ноту сербское пра­вительство дало 25 июля. Он был состав­лен по советам союзников с максимальной уступчивостью. Сербское правительство шло на все уступки, которые не затрагивали суверенитета Сербии. Тем не менее, объявление войны Австро-Венгрией Сер­бии последовало утром 28 июля, а уже на следующий день началась артиллерийская бомбардировка Белграда.

Война против Австрии была популяр­на, в широких массах сербского народа. Несмотря на то, что мобилизация была объяв­лена в самый разгар полевых работ, 80% запасных было мобилизовано в первый же день. Но в присоединённых после балкан­ских войн областях с их смешанным населением мобилизация прошла не так гладко. Об этом говорят многочисленные слу­чаи дезертирства в Болгарию, вызвавшие даже дипломатические шаги сербского пра­вительства.  Сербский посланник в Софии обратился к болгарскому правительству с требованием запретить пропуск дезертиров через сербско-болгарскую границу, так как это противоречит объявленному Болгарией нейтралитету.

После мобилизации Сербия имела 380 тысяч солдат в 12 дивизиях, разделенных между 5 армиями. Главное командование принял регент Александр, а начальником штаба был назначен опытный воевода Путник. Сербская армия была очень бедна вооружением и обмундированием. Летом 1914 г. из обещанных Россией 400 тыс. винтовок Сербия получила только 128 ты­сяч. Но сербская армия имела боевой опыт и завалку.

Черногория после мобилизации имела 60 тыс. солдат, тоже плохо вооруженных. Командования принял младший сын короля Николай князь Петр. Сербия предлагала Черногории создать общее командования, но последняя отклонила предложение. В по­мощь черногорской армии генеральный штаб Сербской армии направил генерала Явковича и нескольких офицеров. Король Николай назначил Явковича  начальником генерального штаба.

Несмотря на начавшийся еще 29 июля артиллерийский обстрел  Белграда сербский регент Александр лишь 4 августа издал приказ по армии, в котором объявил вой­ну Австрии. В приказе говорилась об Австро-Венгрии, как о вечном враге Сербии, об освобождении  братьев-славян в; Боснии и Герцеговине, Среме, Славонии, Банате, Бачки, Хорватии, Словении и Далмации  и  сообщалось, что за Сербией стоит покровительница Россия с ее союзниками Францией и Англией.

Первое наступление австрийской армии относится к самому начальному периоду войны (12—24 августа 1914 г.). Оно ограничилось лишь северо-западным углом Сербии, тат называемой Мачвой, и было быстро ликвидировано сербской армией, одержавшей  крупные победы на горе Церу и  реке Ядере. 24 августа австрийские вой­ска отступили за реки Саву и Дрину, по­теряв 6 тыс. пленными, 60 пушек и дру­гое военное снаряжения. После этих побед сербская армия перешла в наступление, скоро,  однако, приостановленное новым наступлением австрийцев. К ноябрю австрийцам удалось принудить сербов к отступле­нию. 14 ноября австрийцы заняли Валео, а 2 декабря Белград. Это были критические дни для Сербии.

Для обеспечения успешного ведения вой­ны 22 ноября 1914 г. в Нише было обра­зовано коалиционное правительство  из ра­дикалов самостояльцев (младорадикалов) и напредняков. Во главе правительства по-прежнему стоял Пашич. 4 ноября прави­тельство выпустило  декларацию  о  целях войны, в которой заявляло, что стремится к тому, чтобы в правительстве коими все партии, чтобы, таким образом, в нем был представлен весь народ, что цель войны— освобождение сербского народа в объедине­ние всех трех народов: сербов, хорватов и словенцев—и что правительство «все свои силы отдаст на великое дело сербском государства. Тогда же в Ницце был создан и Югославский комитет (отбор), состоявший из эмигрантов — австрийских славян и некоторых видных деятелей Сербии.

К сербам наконец прибыло снаряже­ние. 1400 студентов, окончивших двухмесячные курсы, были посланы в качестве унтер-офицеров для усиления .командова­ния в ротах. Это создало возможность контрнаступления, 6 — декабря австрийский фронт был прорван перешедшей в насту­пление сербской армией, а к 15 декабря вся территория Сербии была вновь очи­щена от неприятеля.

Австрия потеряла около 60 тыс. плен­ными, 126 орудий, 70 пулеметов и много прочего военного имущества.

Поражение, понесенное австрийской ар­мией и на русском  фронте, вступление в войну Италии весной 1915 г. Заставили Австрию прекратить наступление на Сер­бию.

Зимой и летом 1916 т. положение Сер­бии было очень тяжелым.

Основной плодородный край Сербии — Мачва и бассейн рек: Дрины, Савы, Ду­ная, Моравы, Колубары оказался аре­ной военных действий. Крестьянство не успело убрать урожай. Крестьяне были призваны в армию, Сербское  правительство реквизировало тягловый скот. Все это очень сильно затруднило уборку  урожая.

После австрийского отступления многие области превратились в пожарища. Одних крестьянских домов в Шабацком округе было сожжено около 2 тысяч. Осень 1914 г. для сельскохозяйственных работ пропала так для уборки кукурузы, так и для посевов нового урожая, что отразилось на народном благосостоянии следующего года. Правительство было вынуждено уже в, 1915 г. покупать для армии хлеб заграницей. Для народа наступили тяже­лые дни. Через печать и декларации в парламенте социал-демократическая пар­тия требовала, чтобы правительство, ор­ганизовав внешнюю торговлю- через гре­ческие порты, обеспечило снабжение стра­ны   необходимыми продуктами.

Второе наступление австрийцев вызвало огромную волну беженцев, которыми была наводнена вся страна. Районы, куда направлялись беженцы, не были приготов­лены к их приему; вначале никто о бе­женцах не заботился, что вызвало голод и огромную смертность. Появилась эпидемия сыпного тифа, от которого в феврале и марте 1915 г. умерла более 250 тыс. че­ловек.

В связи с недостатком товаров и на­плывом беженцев в стране начала развеваться невероятная спекуляция, поднялась квартирная плата. Рабочая газета «Радничке новине» и социал-демократические депутаты в парламенте начали кампанию за оказание помощи беженцам и за борьбу со спекуляцией. Правительство было вы­нуждено создать специальный Комитет по устройству и оказанию помощи беженцам, на который была возложена, и задача борь­бы со спекуляцией. Этот комитет, создан­ный при правительстве, организовал  под­чиненные ему же комитеты на местах, в ко­торые входили местные власти. Местные комитеты имели право суда и выполнения приговора, что до известной степени сдер­живало спекуляцию, нo не устранило ее.

Генный, комитет помощи беженцам вы­работал проект добровольной помощи бе­женцам и пострадавшим! от войны. Но социал-демократическая партия выступила против проекта, требуя государственной и регулярной помощи всем пострадавшим от войны, в том числе рабочим, оставшимся без работы во время войны.

Правительство не пошло этим путем. Однако, видя, что голод, и недостаток про­довольственных товаров не могут быть удовлетворены помощью союзников, которая была ничтожна, правительство создано при министерстве народного хозяйства спе­циальный комитет, задачей которого явля­лось обеспечение в 1915 г. обработки всей земли и проведение уборки хлебов вовремя и без потерь. Комитет вступил в тесный контакт с сербским: земледельческим коопе­ративом (задруга). Чтобы покрыть возра­стающие военные расходы, правительство добилось в парламенте разрешения выпу­стить дополнительно металлической монеты на сумму 15 млн. динаров. Таким об­разом, Сербия становилась на путь инфля­ции и шла к, финансовому кризису.

Особенно тяжелым! было положение ото­шедшей к Сербии после балканских войн части Македонии. В Македонии оставался военный режим, и население было лишено тех политических прав, какие имело население  всей Сербии. Но мобилизация была проведена и в Македонии; македонцев, от­правленных на австрийский фронт, безжа­лостно бросали на самые тяжелые участки. Когда сведения об этом дошли до Македо­нии, когда появились  большие группы  раненых,   среди  народа ещё более усилилось недовольство. Началась ‘борьба против от­правки солдат на фронт. Появилось дезер­тирство сначала среди раненых, а потом: и среди вновь призванных.

В этой обстановке состоялась подполь­ная конференция из видных македонских деятелей, на которой было решено пропагандировать и организовывать дезертирство и перебрасывать дезертиров в Болгарию, по­ка последняя еще не воевала. Конферен­ция считала, что этим путем македонские патриоты могут спасти множество своих сограждан от избиения на фронте. С другой стороны, они  думали, что дезертирство приведет к массовому революционному вы­ступлению. На. конференции был избран комитет, получивший задание организовы­вать дезертирство.

За первые три месяца войны дезертиро­вало около 2 тыс. солдат, но массовое де­зертирство имело место лишь в ноябре— декабре 1914 г., после ужасных боев, а во второй половине 1915 г. наступил пол­ный развал в македонских частях. Дело доходило до стычек с жандармерией, и сербское командование было вынуждено держать гарнизон в занятой части Маке­донии. Сербские власти были безжалостны по отношению к агитаторам, призывавшим: солдат к дезертирству. Более 80 человек было арестованы  за пропаганду против войны и поддержку дезертирства. Среди арестовавных были старухи-матери. Многие из них были осуждены на 20 лет каторги. Еще худшее положение; создалось в Чер­ногории. Черногория получала от союзников ежемесячно 1800 тыс. динаров на содержание своей армии. Но здесь спеку­ляция была еще больше чем в Сербии. Летом 1915 г. килограмм кукурузы стоил 3 динара. Сам министр финансов Попович был обвинен в злоупотреблении: и по тре­бованию населения летом 1915 г. выве­ден из состава правительства. Черногор­ское правительство создало специальный комитет, который закупал в Египте и до­ставлял в Черногорию продовольствие для армии. Тая как черногорские порты на Адриатике — Ульцин и Варр были  бло­кированы Австрией, то Черногория ввозила продовольствие через Салоники и Сербию до Инека, но доставка его от Инека во внутренние районы была  сопряжена с большими   трудностями  из-за бездорожья.

Правительство и король Черногории ‘бы­ли против войны с Австрией, ибо видели в этом свою гибель. Некоторые буржуаз­ные круги и молодежь были за объедине­ние с Сербией, и это приводило к борьбе против короля Николая и его правитель­ства. Династия и правительство искали иного  выхода из положения,   поэтому они мешали успехам своей армии и радовались победам Австрии. Престолонаследник Данило во время войны находился в Швей­царии, где встречался с графом Бенкен­дорфом: (германским доверенным лицом) и вел переговоры о капитуляции Черногории. Сторонники объединения с Сербией под­вергались в Черногории преследованию. Летом 1915 г. ген. Явкович, сербский представитель при черногорском штабе, по­кинул Черногорию в знак протеста. Наступившее на фронте затишье было использовано сербским правительством для реорганизации армии, мобилизации и обу­чения новых резервов. Была проведена Мобилизация всех мужчин в возрасте от 18 до 55 лет. Даже те, которые раньше были признаны негодными для военной службы, были теперь взяты в армию. В городах и деревнях стали лишь женщи­ны и дети. Население  было  обложено  тя­желыми реквизициями — поставками хле­ба и скота для армии. Таким образом, Сер­бия восстановила свою армию, в которой, насчитывалось кроме больных и ране­ных 411 700 солдат и 8897 офицер.

Но сербское правительство предвидело -возможность нового, более решительного и с больший силами наступления против­ника и считало свои силы для отражения его недостаточными. 17 декабря 1914 г. Пашичу был предложен депутатами народ­ной скупщины следующий вопрос: «Нахо­дит ли правительство, что справедливость и интересы Сербии и союзников требуют от последних, и особенно от ваших братьев русских, помощи людьми, чтобы легче одолеть было нашествие врага., Который численно военного раз сильнее нас и ко­торый остается опасным, несмотря на то что он был до сих пор каждый раз бит нами»

Сербское правительство обратилось за помощью к союзникам, и к русскому Прави­тельству, но Россия за неимением непо­средственной связи с Сербией помощи оказать не могла. В течение 1915 г. шла напряженная дипломатическая борьба меж­ду странами Антанты и центральными державами за привлечение, на свою сторо­ну нейтральных балканских государств и Италии. Желая привлечь на свою сторо­ну Болгарию, союзники добивались от Сербии отказа от Македонии в пользу Болгарии. Одновременно они гарантировали Италии присоединение ряда австро-венгер­ских земель, населенных южными славянами, на которые претендовала Сербия. Нажим союзников на Сербию, вызвал в Сербия    усиление   настроений   в   пользу заключения сепаратного мира с Австро-Вен­грией, особенно проявившееся, у либера­лов, а так же отчасти и у радикалов. Пашич весьма недвусмысленно заявил ан­глийскому посланнику, что требование сделать декларацию о жертвах, которые они (т. е. сербы) должны привести в пользу Болгарии, привело бы к паданию правительства со всеми вытекающими от­сюда последствиями…» Общественные ор­ганизации Сербии, особенно Югославский комитет, были также против итальянских требований и статистическими и истори­ческими фактов доказывали неоспоримые права славян на Далмацию, Истрию и их острова. Югославский комитет, который в этого времени заседал в Риме, пересе­лился в Лондон. Когда, стало известно, что Антанта все- таки уступила. Италии и обещала удов­летворить ее требования, сербские социал-демократы выступили с разоблачением предательской  роли союзников и сербской буржуазии. Официальный орган сербской социал-демократии «Родничке новине» пи­сал;

«Для нас, «балканских социалистов… не является тайной, что Италия давно меч-тает о территориальных завоеваниях на Балканах. Давно известно, что балканские народы имеют четырех врагов, четыре империалистические силы, которые стре­мятся разорвать, расстроить, подчинить к себе балканские области. Кроме России в Австро-Венгрии «Родничке новине» указывала на Англию и Италию.

Летом 1915 г., когда русская армия очистила Львов, а немцы заняли Варшаву, союзники оказали новый нажим на Сербию в отношении больших уступок Болгарии.

Сербское правительство поставило этот вопрос на закрытом заседании парламен­та. После трехдневной дискуссии 5 сен­тября 1915 г. правительство получило свободу действий в ведении переговоров с Болгарией о территориальных уступках. Но уже было поздно. Болгария заключила, союз  с Австро-Венгрией, Германией и Турцией. На закрытом заседании парла­мента, во время обсуждения .вопроса об уступках Болгарии, сербская социал-демо­кратия голосовала против правительства и выступила с отдельной декларацией, где говорилось: «Надо уничтожить искусственно намечаемые границы, чтобы эти народы (балканские,— Н. Ф.) объедини­лись национально, политически и эконо­мически в одну демократическую федера­цию,     которая     получила     бы     полное выражение в федерации Балканских рес­публик.

«Что касается Македонии, то ввиду то­го, что эта область населена, равными народностями, из которых ни одна не имеет большинства, социал-демократиче­ская партия всегда была против того, чтобы Македония была, присоединена к какому-либо из существующих балканских государств, или чтобы ее разделяли «жду собой. Так как эта балканская область представляет конгломерат с точки зрения национальной, а в географическом и экономическом отношениях представляет со­бой одно целое, то точка зрения социал-демократической партии такова, чтобы Македония неделимой вошла, в Балкан­скую Федерацию, как самостоятельный член. И чтобы этим она; послужила скреплением балканском объединения, а также  сама получила бы возможность дать всем своим народностям больше сво­боды и условий для их отдельной и общей жизни. Декларация особо подчерки­вала, что «…Соглашение об объедине­нии балканских народов в федерацию Балканских республик есть единственное средство для устранения междоусобных кровопролитий, для освобождения от завоевательных апетитов великих держав и за бурный, культурный и политический прогресс всего Балканского полуострова и всех балканских народов».

Эта декларация вызвала бешенство у сербской и болгарской буржуазии.  болгарская социалистическая газета «Рабочий вестник» напечатала ее полностью на первой странице. Социал-демократическая партия Болгарии прислала приветственную телеграмму сербской социал-демократической, в которой приветствовала сербскую социал-демократическую пар­тию и социализировалась с ее деклара­цией, которая «демонстрирует еще раз непоколебимое единство балканской социал-демократии в эти, решающие для балканских народов дни телеграмму подпи­сал от имени ЦК Кирков). Буржуазия обрушилась жестокими реп­рессиями на социал-демократов, называя их предателями, шпионами, работающими на пользу врагов отечества, и т. п. Поли­ция преследовала их, а цензура беспощадно  вычеркивала, статьи и запрещала отдельные номера газеты; и 1915 т. был запрещен выход; газеты «Родничке нови­не». Социал-демократическая партия стала издавать газету под названием «:Будущность». Эта газета; просуществовала до оккупации Сербии. Согласно   конвенции,   заключенной между  Болгарией и Австро-германским сою­зом  октября 1915 г. Австро-германские войска под командованием Макензена на­чали наступление на Сербию, переправившись через Дунай и Саву. 11 октября Болгария объявила войну Сербии и сейчас же начала военные действия на юго-западе Сербии. Болгарская армия сравнительно легко разбила новые сербские дивизии, чему способствовал враждебное отноше­ние к  сербам македонцев.

Отступая в декабре 1916 г. и январе 1916 г. по торным тропам  Албании, сербская армия потеряла или уничтожила весь свой обоз и полевую артиллерию. Холод, голод, бездорожье и продолжительные отступления истощили сербскую армию я разрушали в ней порядок. Правительство еще 17 ноября переправилось в. Скадар, куда за ним переехало и главное коман­дование. Связь между главным  командованием и частей было потеряна!, отступление превратилось в бегство. В конце января остатки сербской армии в колличестве 120 тыс. человек были переправле­ны на французских военных судах на остров Корфу. Сербское правительство бе­жало в Италию еще 14 января.

За все время отступления сербской армии черногорские войска ни разу не предприняли никакой попытки помочь Сербии. Когда  же Сербия была оккупирована, дошла очередь и до Черногории, Австрия потребовала от короля Николая очистить Черногорию и 7 января предприняла наступление по всей черногорское границы.

После безуспешных попыток добиться перемирия король Николай сообщил, что покидает страну. Это окончательно дезорганизовало  армию,  которая сдалась почти без сопротивления. 21 января 1916 г. король Николай с семьей отплыл в Ита­лию. Вся территория Сербии и Черного­рии была оккупирована австро-болгарскими войсками. Перед наступлением австро-германских  войск население бежало по направлению Чачак-Крагуевац  и  далее, к Нишу, где находилось правительство. Бегство было почти  поголовным. По указанию  властей,  население уничтожало все, что не могло забрать с собой, особенно продукты, чтобы  они не достались врагу.

Когда  с  востока  ударили  болгары  и перерезали путь к Скопля,  Монастырю  и  Салоникам, беженцы с востока встрети­лись со встречным  потоком,  и  паника до­шла до крайних пределов. Оказалось, что из Ниша надо бежать дальше, а куда, никто не знал. Беженцы начали двигаться по направлению отхода! государственных учреждений,  на  юговосток,  к морю и Ал­бании, в надежде найти там союзнические суда.  Проливные дожди.  бездорожье, снег, голод и холод сопутствовали сербскому народу в его трехмесячном бегстве. Продукты, взятые  с собой,  давно были  израсходованы, и купит было не на что и негде. Люди  массами умирали на дорогах, и никто их даже не хоронил.

Когда черногорские войска капитулиро­вали, австрийские войска заняли Скадар, а  болгары вышли к албанской границе. Сербам бежать дальше было некуда, при­шлось возвращаться обратно. Все имуще­ство населения было уничтожено, даже дома были разрушены. Проходившие войска сжигали их на кострах, чтобы со­греться. Это было полное уничтожение народного достояния Сербии.

Дороговизна  была колоссальная телега, стоившая перед войной 200 авст­рийских крон, в 1917—19l8 г. продавалась за 1400 крон, пара сапог до войны стоила 12 крон, в 1917—51918 г.— 200 крон, 3а деньги нельзя было ничего ку­пить, да и денег не было. Табак, керосин, сахар вышли из употребления. Хлеба вов­се не было в продаже.

Сербия была разделена, на две зоны оккупации: австрийскую и болгарскую. В зону австрийской оккупации вошли все области к западу от р. Моравы. Северо-восточная Сербия и Сербская Македония вошли в зону болгарской оккупации, где было образовано два генерал-губернаторства с центрами в Нише и Ускюбе.

Оккупационные власти и австро-венгерские и болгарские вели жестокую борьбу с сербским; народом, стремясь вытравить в нем национальное чувство и предупредить возникновение национально-освободительного движения. Австрийские власти за­крыли и Сербии все школы и организовали  новые  по программам, служившие австро-германским целям. Сербские учи­теля были заменены венгерскими, знающим сербский язык. Было замещено употребление сербского алфавита (кирил­лицы).

Болгарские оккупационные власти пре­следовали даже употребление сербского языка. Часть выселенных использовались на сельскохозяйственных работах в Венгрии.

В болгарской зоне оккупации в ряде мест проводилась мобилизация! сербского населения сначала под видом организации «волонтерских» частей, а затем без вся­кой маскировки путем проведения организованных наборов, особенно развития достигли в Македонии. Оккупация Сербии дала возможность центральным державам пополнить свои сырьевые и продовольственные ресурсы. Систематическому расхищению были подвергнуты  богатые лесные массивы и горные богатства Сербии. Добившись неко­торого расширении площади посева., окку­панты ввели жестокие ограничение потреб­ления. В широком размере применялась конфи­скация имущества под видом продажи с торгов оставленных их владельцами земель. Был  введен  ряд  новых налогов, по­вышены раньше существовавшие налоги и ухудшена система их взимания. Рассма­тривая Сербию как колонию, австрийские власти ввели там пониженный курс на сербскую валюту, а болгарские оккупанты с 1 марта 1917 г. и вовсе запретили сербскую монету.

Хлеб убирался под контролем, и крестьянин прямо  на  месте получал  указа­ния, сколько ему причитается остальное он обязан, свозить  на склады для оккупантов. За нарушение распоряжений оккупационных властей  крестьянину угрожала  смерть.

После  оккупации Сербии и Черногории вывезенная на остров Корфу сербская армия была реорганизована. Был праведен ряд перемещений командного состава. Из оставше­гося рядового состава было организованно шесть дивизий, разделенных на три армии.

11 сентября 1916 г. на острове Корфу, где находилось правительство, было от­крыто заседание народной скупщины, ко­торое одобрило действия правительства и, в частности, переговоры с союзниками (принц-регент Александр в марте—апреле посетил Рим, Париж и Лондон, а Пашич— Петроград) и приняло закон о чрезвычай­ных кредитах на военные нужды в сумке 200 млн. динаров.

Несмотря на внешнее единение в соста­ве скупщины и наличие коалиционного правительства, в правящих кругах все более усиливались споры о причине пора­жения Сербии и изыскивались виновники его.  Во   главе  оппозиции   правительству стояла организация «Черная рука». Не­которые были за капитуляцию, хотя не осмеливались открыто выступать. Критика офицерства была направлена главный образом против регента Алексан­дра как, представителя династий и вер­ховного командования, а также против Пашича, с которым офицерство имело ста­рые счеты еще с 1913—1914 года.

Офицерство считало, что наступил мо­мент добраться приоритета, которому оно давно стремилось

Размах борьбы принял угрожающий ха­рактер. Офицерство, связанное с солдат­ской массой, имело реальную силу в своих руках, тем более что в солдатской массе с каждым днем росло все более отрицательное отношение к войне. Эту опасность хорошо поняли правящие кру­ги. Для устранения ее было решено уда­рить по организованной части офицерства и разгромить организацию «Черная рука», арестовав ее руководителей. Эта операция подготовлялась в строгой тайне’. При проведении ее правительство опира­юсь на другую офицерскую организацию, созданную Александром: в 1915 г., — «Белая рука», во главе которой  стоял любимец Александра ген. Живкович. На заседании совета, министров 6 де­кабря 1916 г. министр внутренних дел Иованович и военный министр Терзич со­общали, что офицерство из «Черной руки» готовит открытие салоникского фронта вражеским  войскам, что они со­вершили покушение на регента Александра и  Пашича, чтобы произвести государ­ственный переворот, и что следственными органами найден архив, который разобла­чает их замыслы. Оба министра требовали от правительства разрешения на арест всех  виновных. Совет министров дал это разрешение, с условием, которое вы­двинули  представители  младорадикалов (Давидович и Драшкович) и прогрессисты (Маринкович), чтобы никто из арестованных не был расстрелян. В течение декабря были арестованы все члены центрального правления «Черной руки» во главе с ее председателем полковником Драгутином Дмитриевичем, занимавший  пост помощника начальника штаба армии.

11 апреля 1917 т. начался процесс, а 3 июня 1917 г. военный  Трибунал вынес  приговор, по которому 9 человек во главе с  Драгутином Дмитриевичем  были пригово­рены к смертной казни и 5 человек, — к 20 и 15 годам тюремного заключения. Александр утвердил смертный приговор. Приговор  был  приведен в исполнение 26 июля 1917 года. Для остальных смертный приговор был  заменен  15 в 20 годами тюрьмы. После этого руководство офицерством; перешло к организации «Белая рука».

Истинной целью процесса было желание правительства избавиться от сильной оппазиционной организации офицерства и от ее руководителя. Расстрел осужденных вызвал прави­тельственный кризис. Представители преж­ней оппозиции, вошедшие в состав коали­ционного правительства в ноябре 1914 г., вышли из кабинета. Пашич также подал в отставку. Александр поручил Пашичу создать новое правительство из ради­калов, что последний и сделал. Таким об­ратом, коалиционный кабинет раскололся, и было создано  чисто радикальное прави­тельство во главе с Пашичем. В период прерывания сербского правительства на острове Корфу были заложены основы будущего государства сербов, хор­ватов и словенцев. Как уже было упомя­нуто, с самого начала войны начали создаваться  комитеты (одобри) из эмигрантов—славян Австро-Венгрии.   Первоначально Югославский комитет имел свое местопребывание в Риме, так как оттуда, было удобно держать связь с политическими и общественными деятелями среди сла­вян Австро-венгерской монархии. Такой  же  комитет был создан и при сербском правительстве.  В него вошли, кроме эмигрантов из Австро-Венгрии, и некоторые видные деятели Сербии (историк Стоноевич). Задачей этих  комитетов была пропаганда среди   славян   объединение  с  Сербией и создания единого государства. После вступления Италии в войну, тогда  связь с Австро-Венгрией стала невозможна, и особенно потому, что  Италия добивалась за свое участие в войне части  славянских территорий, Югославский ко­митет переселился из Рима в Лондон.

Лондонский комитет стал центром про­паганды югославской идеи. Представителем его был Анте Трумбич (адвокат из Далмации). Главными эмиссарами комитета были Франко Супило, который  объехал все европейские союзные столицы,  Франко Поточняк, который вместе с Лукой Смодлаком действовал в Америке, их задачей было подготовить почву и информировать общественное  мнение  о положение  южнославянского дела. Комитетами была издана обширная про­пагандистская литература, в которой дока­зывалась необходимость объединения. Брошюра, выпущенная членом Югославского комитета, представителем сербов историком Станоевичем «Шта хочи Серби?» до­казывает, что хорваты и словенцы — это тот же сербский народ, что необходимо их воссоединение. Хорватские  представители смотрели на дело объединения иначе. Поточняк писал, что при новом государственном устройстве  Югославия должна принять облик союзного государства, в котором каждая из су­ществующих стран и областей должна по­лучить полную автономию… Автономия стран  Югославии должна состоять в  сле­дующем  каждая область получает полную свободу самоуправления во всех делах внутреннего управления, правосудия, про­свещения и церковных дел. Дала общего­сударственного характера и те, которые затрагивают государство в целом и жиз­ненные отношения в отдельности и в це­лом, должны ‘быть общими для всех. Успехи Австро-Венгрии и ее союзников в 1915—1916 гг. привели к тому, что возникло и третье течение, ориентировав­шееся на объединение югославских стран под скипетром Габсбурской монархии. Это течение оформилось лишь весной 1917 г. и было представлено главным об­разом радикальными группами славян и Австро-Венгрии. Во главе его стоял свя­щенник Корошец. В июне 1917 г. на остров Корфу приехали виднейшие пред­ставители Югославского комитета. После долгих совещания состоялось соглашение между сербским правительством и Юго­славским комитетом, и 20 июля была под­писана так называемая «Корфская декла­рация». Основные пункты «Декларации», следующие:

«…Полномочные  представители сербов, хорватов и словенцев установили, что единственное и  неотложное требование на­шего народа, требование, которое он ста­вит на основании принципов свободного самоопределения народов, состоит в том, чтобы он был полностью свободен от вся­кого рабства и объединен, чтобы это объ­единенное  Государство было основано на следующих современных и демократических принципах:

«Государство сербов, хорватов и словен­цев, которые известны под именем южных славян или Югославии, будет свободным и независимым королевством с одной терри­торией и одним государственным строем. Оно будет конституционно-демократическим и парламентарной монархией во главе с династией Кара-Георгиевичей.

Это государство будет называться Королевством сербов, хорватов и словенцев (Кралевина срба. хрвата и словенца). К этой «Декларации» 11 августа 1917 г. присоединились также представители Чер­ногорского комитета национального объ­единения.

В первой половине 1913 г. на салоникский  фронт прибыло несколько, эшелонов добровольцев—сербов, хорват и словенцев. Из  этих добровольцев была сформирована югославская дивизия,  которая во­шла в Состав 2-й сербской армии.

В марте 1918 г. на острове Корфу была создана народная скупщина Сербии, Народная скупщина должна была, обсудить вопрос о новом военном займе, а также заявление правительства о внешней поли­тике в связи со слухами о том, что будто бы сербское правительство вело перегово­ры с Австрией о сепаратном мире. Пред­седатель совета министров Пашич в нача­ле заседания зачитал декларацию, в которой правительство заверяло в своей верности союзникам и в намерении продолжать борьбу за  освобождение сербского народа. Народная скупщина привяла закон о чрезвычайном военном займе на сумму в 250 млн. динаров.

Осенью 1918 г. командование солоникским фронтом начало готовиться к гене­ральному наступлению. Оно решило нане­сти главный удар на сербском участке неприятельского фронта. 15 сентября пос­ле артиллерийской подготовки сербские войска  прорвали болгарский фронт. Разлагавшаяся болгарская армия начала отсту­пать, и 29 сентября Болгария капитулировала После выхода Болгарии из войны осталось лишь очистить Сербию от отдель­ных вражеских отрядов. Только у Ниша противник пытался оказать сопротивление, но сербская армия сломала это сопротивление, а 12 октября Ниш был занят сер­бами. 1 ноября сербские войска были уже в Белграде. Сербия была очищена от оккупантов. В результате развала Австро-венгерской империи 6 октября образовался в Загребе национальный совет словенцев, хорватов и сербов («Народное вече»), который взял на себя функцию правительства. «Народное вече» от имени сербов, хорватов и словенцев начало переговоры  с  сербским пра­вительством. Было решено да созыва Учредительского собрания создать нечто вро­де дуалистического правительства по при­меру Австро-Венгрии. Но дальнейшие со­бытия внесли изменения в это решение. После развала Австро-венгерской монархии в стране создались революционная ситуа­ция. Хорватская и словенская буржуазия обратилась за помощью к сербской армии. 24 ноября 1918 г. «Народное вече» по­становило обратиться к сербам с предло­жением полетического объединения. Такое же решение 25 ноября приняла и народ­ная скупщина Черногории. 1 декабря в Белграде было провозглашено создание еди­ного государства сербов, хорватов и сло­венцев.

Новостной портал

You'll be redirected in about 5 secs. If not, click here.