Символика нового мира

Владимир КУЛАКОВ, доктор исторических наук, руководитель Балтийской экспедиции Института археологии Государственной академии наук.

Символика нового мира

«Мы наш, мы новый мир построим…» — так словами «Интернационала» обозначали своё кредо творцы пролетарской революции в 1917 г. Слом непригодной для них государственной машины Российской Империи, мешавшей самореализации ранее бесправных культурно-этнических групп, пришедших в Революцию, сопровождался сменой знаковой системы России. Считавшаяся трамплином для всепланетной мировой революции, наша страна обрела не только новое имя «РСФСР», но и новую государственную символику. С января 1918 г. многие из талантливых русских художников, поверив словам большевиков о необходимости совместной работы на благо возрождения России и в надежде найти для себя место при новой власти приняли участие в создании герба РСФСР. Многие из этих работ показывают искреннее стремление их авторов сказать новое (пусть и наивное) слово в русской знаковой системе (рис. 1,1,2). Был кодифицирован ведущий элемент советской символики — арматюра «серп и молот», призванная символизировать единение рабочих и крестьян (несмотря на декларированную диктатуру пролетариата как ведущую форму социального устройства России и, в будущем, всего мира). 10 июля 1918 г. V Всероссийский Съезд Советов узаконил герб РСФСР, созданный художником Е. Камзолкиным (Гусев В., 1996, с. 5). Первоначально (рис. 1,3) этот герб венчала пятиконечная красная звезда. В отличие от заранее согласованной с художниками-конкурсантами арматюры «серп/молот» (аналог этой арматюры — «плуг и молот» присутствовал на знаках бойцов РККА в 1918-1922 гг.), звезда отсутствовала на ряде предварительных вариантов герба. Несмотря на то, что пятиконечная звезда была устранена с герба РСФСР при его дальнейших редакциях (рис. 1,4), она является одним из основных знаков советской эпохи и прочно вошла в знаковую систему СССР прежде всего как знак, связанный с воинской и гражданской доблестью. Приказом Наркомата по военным делам от 29 июля 1918 г. звезда на долгие десятилетия стала значком-кокардой на головных уборах красноармейцев и воинов Советской Армии. В Российской Федерации общевойсковая кокарда с 1994 г. также обладает пятиконечной звездой (правда, не эмалевой, а с гранёными золотыми лучами), наложенной на традиционную для Русской Армии кокарду цветов Российской Империи.

Серп, молот и красная звезда – неотъемлимые зримые компоненты Новейшей истории нашей Родины. Если схема вполне искусственной по своей схеме «рабоче-крестьянской» арматюры открыто указывает на её масонские по своему происхождению прототипы (знаки «циркуль и кинжал», «циркуль и молот» и прочих фигур, не обладавших глубокой исторической традицией), то генезис и существование пятиконечной звезды как элемента различных знаковых систем гораздо сложнее и достойны специального рассмотрения. Ранее на эту тему учёные России внимания не обращали. Восполнению этого пробела в процессе изучения отечественных знаковых систем посвящена предлагаемая статья. Интерес представляют и прочие составляющие советских государственных гербов (венок, «свиток закона» и проч.).

 

В современной науке утвердилось мнение о сильном влиянии, оказанном астрономическими (позднее – астрологическими) знаниями носителей шумеро-аккадской культуры на древнюю Европу. Этот феномен отражён семитскими следами в астральной номенклатуре индоевропейцев: от шумеро-аккадской и палестино-финикийской Астарты/Ашторет к хеттскому haster, древнегреческому – «звезда» (Иванов В.В., 1980, с. 116). В поздней иудейской традиции, наследовавшей шумеро-аккадские и прочие астрологические новации древности, сложились типы пяти- и шестиконечной звезд. Первая звезда (пентаграмма) традиционно связывается с основателем Храма Иерусалимского Царём Соломоном, заложившим, кроме того, основы каббалы. По преданию пентаграмма блистала на его перстне и являлась царской печатью, воздействовавшей на «тёмные силы». Вторая звезда (составляемая в каноническом виде из двух переплетённых треугольников) соотносится с царём Давидом и занимает достойное место на флаге Государства Израиль. Естественной парадигмой для ближневосточной пентаграммы могла быть морская звезда или фигура человека с распростёртыми конечностями (в позднейшем исполнении — «золотое сечение» Леонардо да Винчи). Естественным прототипом для шестиугольной звезды является естественная 6-лучевая рефракция солнечного света. Итак, один из источников появления фигуры пятиконечной звезды в знаковых системах Европы – древнее наследие Ближнего Востока. Число её лучей символично и для иудеев (Пятикнижие Моисея), и для мусульман (пять основ Ислама: символ веры, молитва, пост, подаяние, паломничество). Даже для некоторых наших современников упомянутые библейские по происхождению знаки считаются носителями некоей эзотерической информации (пентаграмма – символ «пяти рас» Елены Блаватской) и даже обладают лечебными свойствами (Толкушин О.Г., Кусков Ю.И., 1996, с. 69, 79).

 

Менее известен факт существования в древней Европе местного по происхождению знака в виде пентаграммы. Эта равносторонняя фигура известна в археологических материалах I-го тысячелетия до н.э., в частностях — в юго-восточной Балтии. Здесь, на территории исторической Пруссии, звезда с широкими лучами изображена на крышках погребальных урн культуры западнобалтийских курганов поздней фазы эпохи бронзы и раннего железного века. Фигура пятиконечной звезды с узкими лучами представлена также на глиняной матрице из «мастерской литейщика» на могильнике Хюненберг (южная окраина совр. г. Пионерский (Калининградская обл.). В ранне-римское время глиняные пряслица и сосуды-приставки в древнегерманских погребениях на Янтарном берегу также несут прорезной рисунок пятиконечной звезды. Прямая связь знака «звезда» с погребальным культом свидетельствует о глубоком сакральном смысле этого знака-пентаграммы, которым наделяло его древнее население Балтии. «С уверенностью можно констатировать смену у западных балтов (и у носителей вельбарской культуры ?) во 2-5 вв. символа «пентограмма=звезда» (композиция) на рисунок «косого креста». В ряде случаев последний к середине 4 в. проявляет тенденцию к превращению при помощи дополнительных штрихов в «сегнерово колесо» («свастика») (Кулаков В.И., 1998, с. 96). Учитывая прямую связь в конце I тыслет. до н.э. – начале I тыслет. н.э. пентаграммы с погребальными церемониями и место этого знака на предметах в составе погребального инвентаря, следует полагать значение этого знака у западных балтов и части германцев как символа небесной сферы, обиталища душ предков (Кулаков В.И., 2003, с. 63). В кельтской знаковой системе пентаграмма является символом воскресения/перерождения (Хайнц С., 2006, с. 231).

Итак, перед нами – два источника проникновения в европейскую геральдику знака пентаграммы: ближневосточная «печать Соломона» (астральный символ, семантически связанный с мудростью и каббалой?) и балтийская «звезда мира предков» (символ небесной сферы как загробного мира). Как реализуется в европейских знаковых системах наследие двух указанных выше традиций, каковы источники сложения красной пятиконечной звезды и всей советской государственной геральдики – эти проблемы поможет решить обращение к знакам, встреченным на археологическом материале Европы.

 

В среднем железном веке первое массовое воспроизведение звёзд с лучами в числе от пяти до восьми происходит в IV в. до н.э. в мастерских Нижнего Рейна. В это суровое для Западной Римской Империи время отряды германских «варваров» перенимают на себя охрану рейнского лимеса, сменяя неспособные к активным действиям римские легионы (Кулаков В.И., 2006а, с. 68, 69). При этом алчущие римской культуры германцы охотно принимают «лимесную моду», стараясь в своём убранстве хоть отдалённо походить на римских воинов, память о непобедимости которых ещё была жива в Свободной Германии. В частности, происходит копирование римской поясной гарнитуры, в начале-середине IV в. н.э. украшавшейся вставками полудрагоценных камней. «Варварские» мастера, стремясь к дешевизне своих изделий и не обладая нужным количеством этих камней, их блеск на обоймицах пряжек имитировали фигурами многолучевых звёзд (рис. 2). Таким образом, фигуры, составлявшие «звёздчатый орнамент», не обладая семантическим значением, являлись сугубой декорацией и появились в юго-восточной Балтии не позднее 400 г. (Кулаков В.И., 2006 г., с. 59, 62).

Далёким отзвуком упомянутого «звёздчатого орнамента» явились отдельные изображения шестилучевой звезды на обоймицах пряжек франков Меровингской эпохи (рис. 3). Правда, вертикальная штанга такой звезды на пряжке из Биерри (департамент Ионн, Франция) имеет петлю, что позволяет прочитать её как греческую букву ? (Biton R., de Semainville H.G., 1988, p. 292). Соответственно, шестилучевая фигура на пряжке является хризмой, то есть – сокращённым греческим написанием имени «Иисус Христос». Иное значение имеют представленные во множестве на каменных саркофагах Меровингской эпохи прорезные шестиугольные звёзды, заключённые в круг (рис. 4). Эти знаки-«розетки» датируются во Франции VI – первой третью VII вв. и считаются христианским символом розы (как вечной жизни в Небесном Граде Иерусалиме?) (Charpy J-J., Poulain C., 1998, p. 86). Важно отметить, что подобные шестилучевые фигуры, выполненные при помощи циркуля, хорошо известны в русской белокаменной (на саркофагах XV-XVII вв.) и деревянной резьбе и традиционно интерпретируются как архаический древнерусский (?) знак солнца.

В западноевропейской бижутерии эпохи Великого переселения народов известны весьма редкие изображения шестиугольных звёзд, сложенных из двух переплетенных треугольников (рис. 5,1,2). Как правило, эти знаки вписаны в круг, украшают круглые провинциально-римские и византийские фибулы, датируются серединой V в. (Welch M.G., 1976, p. 136) и концом X – началом XI вв. (Schulze-Dorrlamm M., 1990, S. 464). Если в первом случае центральная часть звезды позволяет полагать связь данного памятника декоративного искусства с упоминавшимся выше «звёздчатым орнаментом», то ряд признаков фибулы Оттоновской эпохи указывает на то, что она изготовлена под сильным влиянием исламского искусства и не обладает актуальной для европейцев семантической нагрузкой.

В эпоху Высокого и Позднего средневековья звёзды в геральдическом материале Европы редки. Этот факт засвидетельствован в Гербовнике Иоганна Зибмахера 1605 г. (Appuhn H., 1994). Звёзды с самым разным (как правило – с чётным) числом лучей представлены в ряде случаев на гербах феодалов, побывавших в крестовых походах в Палестине. Приведённые выше примеры использования звёзд в европейских знаковых системах I – II тысячелетиях н.э. указывают на то, что звёзды или обладали сугубо декоративными функциями (имитация блеска полихромных кабошонов), либо являлись вторичными символами, привнесёнными извне (с Ближнего Востока) и не обладавшими актуальным семантическим значением. Исключение составляет восточноевропейская группа знаков на глиняной и деревянной посуде, использовавшейся древнерусскими горожанами домонгольского времени. Связанные с архаичными языческими воззрениями, пятиконечные звёзды (единственная из вариантов звёзд, пригодная для начертания на поверхности без отрыва от неё резца), свастики и прочие линейные знаки являются в данном случае тамгами – знаками мастеров или собственников сосудов (Сергеева М.С., 1997, с. 348).

Читать далее

[nggallery id=1]

Новостной портал

You'll be redirected in about 5 secs. If not, click here.